Классики социологии о коммуникации


Классики социологии о коммуникации.

Изучение массовой коммуникации как социального явления началось в 20-е гг. ХХ века. Принято считать, что начало исследованиям массовой коммуникации положил немецкий социолог М. Вебер, основоположник понимающей социологии теории социального действия. Он обосновал необходимость изучения прессы в социологическом аспекте и метод анализа прессы через ее ориентацию на различные социальные структуры общества. Направление, утвердившееся под названием понимающей социологии, утверждает, что основным результатом коммуникации является взаимное понимание.

Представители символического интеракционизма полагают, что в результате межличностного общения упорядочивается, формируется социальная структура, а процесс развития коммуникативных форм представляет собой социальное развитие. В 1909 году Ч. Кули выделяет коммуникацию как средство актуализации человеческой мысли. В социологии Д.Г. Мида центральным является понятие межиндивидуального взаимодейстивя. В начале 30-х гг. он отмечал, что во взаимодействии индивид принимает на себя роль другого, а накопленный человечеством опыт становится общеизвестным и доступным. По его мнению, совокупность процессов взаимодействия конструирует общество и социального индивида одновременно. Действие индивида воспринимается другими людьми, будучи опосредовано значением. Значение – редуцированное взаимодействие, существующее в опыте индивидов.

Персоналисты рассматривали коммуникацию как «способность личности открывать в себе чувство другого». Они рассматривают общение как акт взаимопонимания, интимных контактов и осознания духовной общности. К примеру, К. Ясперс понимал возможность общечеловеческой коммуникации в пространстве и времени. Барьеры культурных коммуникаций, по его мнению, преодолеваются «прочувствованием» философских традиций, братством мыслей всех времен.

Основатель бихевиоризма Джон Б. Уотсон в основу коммуникации ставил не язык, как конструкцию, систему, а сами речевые сигналы, манипулирование которыми дает возможность влиять на человека. Поведение человека он отождествлял с системой видимых и латентных реакций в схеме «стимул-реакция».

Экзистенциалист А. Камю рассматривает общение индивидов как акт, подчеркивающий одиночество каждого, а подлинное общение между людьми невозможно вообще.

В британской (Дж. Бранз, Э. Ботт, К. Митчел) и американской социологии при изучении процессов коммуникации в различных социальных группах широкое распространение получил метод анализа социальных сетей, который направлении на рассмотрение социальных взаимодействий и видов коммуникации, связей различной интенсивности и плотности.

Классическая парадигма коммуникации, основанная американским политическим социологом Г. Лассуэлом в 1948 году, базируется на ряде вопросов, касающихся передачи информации. Тем самым, социолог заложил понимание того, что в социальной коммуникации доминирующим является коммуникативный аспект массовой коммуникации, а информационно-содержательный элемент выполняет вспомогательную функцию.

Идеи социального конструктивизма обоснованы в трудах американского ученого П. Бергера и немецкого социолога Т. Лукмана. Конструктивисты опирались на феноменологическую социологию австрийского философа и социолога А. Шюца, который рассматривал действие как цель осуществления коммуникации. По его мнению, для построения социальной коммуникации используется главный механизм (но не единственный) – язык.

Английские социологи Г. Мердок и П. Голдинг, исследующие содержательные характеристики функций СМИ в рамках политико-социологической теории на первое место выдвигают роль политических фактором, определяющих функции средств массовой информации.

Д. Мартиндейл,Э. Шилс и ряд других американских социологов, анализируя социальные и культурные институты, утрверждают, что под влиянием массового производства и потребления, средств массовой коммуникации происходит процесс становления однородности общества. Социологи выделяют такие последствия индустриализации как массовое объединение людей, которое осуществляется с помощью средств массовой коммуникации.

Критическая теория, возникшая на базе Франкфуртской школы раннего периода (М. Хоркмаймер, Г. Маркузе, Т. Адорно), рассматривает манипулятивные функции СМИ, в то же время признавая их ведущую роль в идеологизации общества. Специализируясь на теории различных видов искусств, Т. Адорно показал негативное воздействие распространения стереотипов массовой культуры посредством массовой коммуникации на личность.

Культурологическую теорию коммуникации представляют Г. Мак-Люэн и французский социолог А. Моль. Г. Мак-Люэн утверждал, что средства массовой коммуникации формируют характер общества, а «массовая культура» приобщает к духовным ценностям. Исторически развивающиеся системы культуры Мак-Люэн разделял на устную, письменную и аудиовизуальную. Главным для решения задачи успешного взаимодействия людей он считал изучение коммуникативных средств. А. Моль изучал «мозаичность» культуры, формируемой при помощи СМИ.

Подход к изучению собственно коммуникативной основы социальной коммуникации отражен, в частности, в концепциях технологического детерминизма. Наиболее известные из них – теории постиндустриального и информационного общества. Так, Д. Белл, З. Бзежинский, А. Турен, Н. Луман, Э. Тоффлер и др. рассматривают средства информации в качестве стимула и источника социального развития. Данные теории рассматривают производство, распределение и потребление информации как преобладающую сферу экономической деятельности общества. В качестве основного условия формирования информационного общества рассматриваются высокотехнологичные информационные сети, действующие в глобальных масштабах. Информация же воспринимается как специфический товар и основная социальная ценность общества.

П. Бурдье, представитель социологической модели коммуникации, отдален от собственно вербальной коммуникации, он описывает контекст, который в результате предопределяет те или иные виды символических действий. Этот контекст получает у него название «габитус». Социолог изучает, как мнение социальных классов распределяется через СМИ (газеты, журналы и пр.). В целом, П. Бурдье подчеркивает: «Политика является исключительно благодатным местом для эффективной символичной деятельности, понимаемой как действия, осуществляемые с помощью знаков, способных производить социальное, и, в частности, группы».1Таким образом, П. Бурдье рассматривает политическую коммуникацию, осуществляемую в символической плоскости. При этом коммуникация становится «действующей силой», позволяющей реализоваться власти и политикам.

Одним из ярчайших представителей феноменологической методологии в исследовании массовой коммуникации является немецкий философ, социолог Ю. Хабермас. Межличностные интеракции он рассматривает как инструмент реализации практических интересов людей, как способ высвобождения от экономических, политических и других влияний, которые искажают коммуникации и играют латентную роль принуждения. Разумный диалог «всех с другими» позволяет, по его мнению, формировать основу для гражданского обществапутем развития коммуникативных отношений и рационализации систем массовых коммуникаций.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Шарков Ф.И., Родионов А.А. Социология массовой коммуникации. Учебное пособие. – М., 2002. – 262 с.

  2. Култыгин В.П. Классическая социология. – М.: Наука, 2002. – 526 с.

  3. Почепцов Г.Г. Теория коммуникаций. – К.: «Ваклер», 2001. – 656 с.

1Бурдье П. Социология политики. – М., 1993. – с. 90.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания