Институциональная экономика


В условиях системы частной собственности собственником является индивидуум, чье слово в решении вопросов обиспользовании ресурса общество признает окончательным. Такимобразом, отдельные индивидуумы находятся в привилегированныхпозициях в смысле доступа к тем или иным ресурсам: доступоткрыт только собственнику или лицам, которым он передал илиделегировал свои правомочия. Присистеме государственной(коллективной) собственностипроблема решается введением правил, согласно которым доступк редким ресурсам регулируется ссылками на коллективныеинтересы общества в целом. Это предполагает, во-первых, установление неких правил, определяющих, в чем же именнозаключается коллективный интерес (благо общества), а во-вторых, разработку процедур, переводящих этот общий принципв конкретные способы принятия решений по использованиюкаждого отдельного ресурса (т. е. решается ли этоголосованием, делегированием прав профессиональнымэкспертам, единоличным распоряжением верховного правителя ит. д.). Никто в этих условиях не находится впривилегированном положении в том смысле, что какиндивидуумы все исключены из доступа к ресурсам, посколькуничья ссылка на личный интерес не признается достаточной дляих использования. Совладельцы государственной собственностине обладают единоличными исключительными, продаваемыми нарынке правами по использованию ресурса. При системеобщей (коммунальной) собственности также никтоне находится в привилегированной позиции, но здесь, наоборот, доступ открыт всем без исключения. Когда объемресурсов ограничен, регулятором становится пинцип "первымзанял, первым воспользовался"По мнению западных авторов, эти три системы собственности нигде не встречаются в чистом виде, во всех обществах они
"перемешаны" в различных пропорциях. При этом на некоторые виды ресурсов во всех обществах распространяется однаи таже форма собственности. Так, практически везде предметы одежды находятся в индивидуальной собственности, городскиепарки -- в общей, оборона -- в государственной и т. д. Крометого, при системе частной собственности благодаря свободеотпочковывания и рекомбинирования частичных правомочиймогутр складываться формы, "имитирующие" государственную иликоммунальную собственность (акционерная собственность

Согласно методологии трансакционного подхода, система общейсобственности складывается там, где издержки по спецификациии защите индивидуальных прав собственности запретительновысоки. Выгоды от установления таких прав либо недостаточны, чтобы перевесить необходимые затраты, либо вообщеотсутствуют, если ресурс имеется в изобилии. Вместе с тем издержки, сопряженные с действием системы общейсобственности, велики и возрастают с увеличением числапользователей. Общая собственность неизбежно порождаетсущественные экстерналии, поскольку лица, владеющиекоммунальными правами, практически не несут никакихиздержек, связанных с последствиями своих действий. Отсюдавсем хорошо известный феномен -- нещадная эксплуатация ибыстрое истощение ресурсов, находящихся в общейсобственности.

А. Алчян и Г. Демсец поясняют это положение на условномпримере (7). Если какое-то племя живет охотой и все егочлены вправе беспрепятственно промышлять в лесу, которыйсчитается общим достоянием, то в определенный момент охотаможет достичь такой интенсивности, что запас дичи начнетистощаться, популяции животных окажутся не в состояниивоспроизводить себя. Это повлечет за собой повышениеиздержек и падение производительности охоты. Как указывают А. Алчян и Г. Демсец, система общейсобственности с ее принципом "первым занял, первымвоспользовался" внутренне противоречива и нестабильна. Условия ex post не совпадают с условиями ex ante:"Коммунальные права предполагают, что действующиеустановления по использованию ресурсов таковы, что нигосударство, ни отдельные граждане не могут исключить другихиз пользования ресурсами кроме случаев, когда имеет местоболее раннее и продолжающееся до настоящего временииспользование ресурса другим лицом" (7, с. 19). Каждый имеетиндивидуальное право на использование ресурса после егозахвата, но лишь общее право на его использование дозахвата.В приведенном примере каждый член племени имеет общее правона неубитых животных, но индивидуальное право на убитых. Чтобы утвердить это свое индивидуальное право, каждыйстремится присвоить (т. е. убить) как можно больше животных. Общий ресурс сверхиспользуется. Никто не заинтересован вучете последствий от истощения ресурсной базы, потому чтоесли для предотвращения полного истребления животных кто-топримет решение о снижении интенсивности охоты, то этим онпринесет пользу на себе, а другим членам племени, которыебудут по-прежнему продолжать реализовывать свои общие правана обитающих в лесу животных, только уже в болееблагоприятных условиях снизившейся конкуренции. Чтобы устранить экстернальные эффекты сверхиспользованияресурса, необходимо побудить индивидуумов к изменениюсуществующей структуры прав собственности. Как отмечают А. Алчян и Г. Демсец, будучи внутренне нестабильной, коммунальная собственность эволюционирует по направлениюлибо к частной, либо к государственной (7, с. 20). В первомслучае общий ресурс дробится на индивидуальные части (лесделится на участки, животные, если это возможно, клеймятся ит. д.) и стимул к сверхиспользованию исчезает. Во второмслучае изменение касается не права ex ante, а права ex post:например, все убитые животные начитают считаться общимдостоянием племени, а не добычей отдельных охотников, иделятся между всеми членами племени "по справедливости". Так проблема сверхиспользования ресурса излечивается егонедоиспользованием вследствие падения мотивации: каждый членплемени становится заинтересован, чтобы охотой занимался неон, а другие. Эта новая проблема уклонения от общественно-полезного трударешается либо на путях прямого регулирования поведениячленов племени (что ведет в конечном счете к государственнойсобственности), либо на путях косвенного регулирования, направленного на воспитание у них соответствующих ценностныхнорм: "Попытки решить проблему редкости посредствомсокращения объема прав неизбежно должны вести к болеерегулируемому или индоктринируемому централизованномуобществу" (7, с. 24). Сравнительному анализу систем общей и частной собственностипосвящена обширная эмпирическая литература (28). Л. деАлесси подчеркивает, что, поскольку совладельцы общейсобственности лишены исключительных прав на получение плодовот инвестирования своего времени и средств в общий ресурс, уних практически нет стимулов к его консервации (28, с. 6). Коммунальные пастбища, охотничьи угодья, леса, рекиэксплуатируются более интенсивно и истощаются быстрее, чемчастные. Как следует из многочисленных эмпирических исследований, общая собственность при прочих равных условиях предполагаетсокращение объема инвестиций, преобладание более трудоемкихтехнологий, более низкую производительность труда, высокиеиздержки оппортунистического поведения, более ограниченныйгоризонт времени при принятии решений, предрасположенность куборке сельскохозяйственных культур до наступления сроков ихсозревания, предпочтение более ранних сортов этих культур(28, с. 5--9). Для общей собственности характернымногочисленные неценовые регламентации, служащие суррогатомтех самоограничений, которые были бы введены владельцами вусловиях индивидуальной собственности (ограничения на размерплуга, величину ячеек в рыболовных сетях, установлениеохотничьих сезонов, запрет на отстрел животных до достиженияими определенного возраста и т. д.). Вследствие такого родарегламентаций общая собственность оказывается техническивзаимосвязана и переплетена с государственной, потому чтообычно именно государство вводит эти ограничения и следит заих соблюдением. Западные экономисты выделяют несколько важнейших отличийгосударственной собственности от частной с точки зренияструктуры соответствующих пучков правомочий. Причем дело тутне в численности совладельцев: железнодорожная станция, которая "принадлежит" 1000 налогоплательщиков города, икорпорация, которой сообща владеют 1000 акционеров, --разные системы собственности с разными поведенческимипоследствиями.1. Главный фактор -- неспособность совладельцагосударственной собственности продать или передать свою долюучастия в ней. Более того, никто не может уклониться отобладания ею: "Владение государственной собственностью недобровольно; оно обязательно до тех пор, пока некто остаетсячленом общества" (3, с. 823). Уклониться от совладенияжелезнодорожной станцией можно, лишь переехав в другоеместо, тогда как держатель акции может продать ее, непокидая города.2. Не менее важно отсутствие тесной корреляции междуповедением индивидуальных совладельцев государственнойсобственности и результатами ее использования: "Пригосударственной собственности издержки любого решения иливыбора в меньшей степени ложатся на избирателя, чем навладельца в условиях частной собственности" (3, с. 827). Члены общества, следовательно, слабее заинтересованы вконтроле за результатами использования государственнойсобственности.3. В связи с этим у них меньше стимулов контролироватьповедение наемных управляющих (бюрократов), которымделегированы права пользования (говоря конкретнее -- меньшестимулов к тому, чтобы в выполнении функций контроля сталиспециализироваться именно те члены общества, которыеобладают сравнительными преимуществами в этом родедеятельности). Вследствие менее эффективного, чем в частныхформах, контроля за поведением управляющих у тех появляетсябольше возможностей злоупотреблять своим положением в личныхинтересах.4. Дополнительные проблемы связаны с тем, что "коллективныйинтерес" сложнее определить и измерить, чем частный:"... бюрократ имеет больше стимулов производить то, в чем, как он думает, нуждается общество, и меньше стимуловпроизводить то, на что общество предъявляет спрос. Мнениебюрократа о том, что общество должно иметь, обычно называют"интересами общества" (56, с. 144). Некоторые из этих затруднений не являются специфическими длягосударственной собственности и в равной мере характерны длялюбых форм объединения прав нескольких собственников вединый пучок правомочий (партнерства, корпоративнаясобственность). Главная проблема, с которой сталкиваетсягрупповая собственность во всех ее вариантах, --согласование интересов отдельных участников и группы вцелом. Групповая собственность поощряет поведение, выгоды откоторого достаются какому-то одному участнику группы, аиздержки распределяются среди всех ее членов. И наоборот:она ослабляет стимулы к принятию решений, издержки которыхложатся на кого-то одного, а выгоды делятся между всемичленами группы. Например, "плоды" своего оппортунистическогоповедения государственный чиновник пожинает сам, тогда каквозникающие в связи с этим экономические потери падают навсех членов общества и он в качестве совладельцагосударственной собственности несет ничтожно малую их часть. Соответственно, усилия какого-либо индивидуума поналаживанию эффективного контроля за деятельностьюгосударственных служащих потребуют от него значительныхзатрат времени и средств, тогда как участие в дележе выгодот установления такого контроля неизбежно примут все членыобщества.В приведенных примерах "государственного чиновника" можнобыло бы заменить на "управляющего корпорацией" без особогоущерба для смысла. Особенность системы государственнойсобственности не в том, следовательно, что она вообщепорождает подобные явления, а в том, что на ее основе невозникает достаточно разветвленных обратных связей иэффективных компенсаторных механизмов, способных импротиводействовать (см. подробнее ниже, раздел 9). Итак, совладельцы государственной собственности не могутпроизводить концентрации своего богатства в избранных имиобластях (не могут, например, увеличить свою долю"собственности" в здравоохранении, уменьшив свою долю"собственности" в обороне); расщеплять пучки правомочий испециализироваться в реализации частичного правомочия толькоодного типа; осуществлять действенный контроль за своимиагентами. Имеется богатый фактический материал по сопоставлениямпредприятий, находящихся в собственности государства ичастных лиц. Он показывает, что государственные предприятияпри прочих равных условиях устанавливает более низкие ценына свою продукцию; имеют большие мощности; больше средствтратят на строительство зданий и помещений; используют болеекапиталоемкие технологии; имеют более высокие операционныеиздержки; реже пересматривают цены, слабее реагируют наизменения в спросе; производят менее разнообразнуюпродукцию; медленнее осваивают новую технику; имеют болеепродолжительные сроки службы высших управляющих (28, с. 27--40).В связи с такими итогами сравнительного анализаальтернативных систем собственности возникают по меньшеймере два вопроса: а) означает ли это, что государственнаясобственность всегда и во всех случаях неэффективнеечастной; б) чем объяснить, что в условиях рыночной экономикивообще продолжают существовать подобные очагинеэффективности, не исчезающие в ходе конкуренции?

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания