Проблемы совершенствования правового регулирования общественных отношений в период перестройки


Проблемы совершенствования правового регулирования общественных отношений в период перестройки

ПОКАЗАНИЯ ОБВИНЯЕМОГО КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ ЕГО ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ Решительная борьба с преступностью, выявление и нака­зание каждого совершившего преступление неразрывно связано с неукоснительным соблюдением их прав и законных интересов. Соблюдение прав и законных интересов правонарушителей тре­бует исключения из нынешней практики необоснованных задер­жаний и арестов, незаконного привлечения граждан к уголовной ответственности. Преодоление этих и других негативных явле­ний требует всестороннего исследования и освещения процес­суального положения обвиняемого. Исследование процессуально­го положения обвиняемого и выработка действенного механиз­ма защиты его прав и законных интересов несомненно будет способствовать укреплению социалистической законности и пра­вопорядка .

Известно, что проблема показаний обвиняемого и раньше была в центре процессуальной теории. Однако в нынешних ус­ловиях она приобрела особое значение. Ее. нынешнее своеобра­зие обусловлено пересмотром ряда научных представлений, при­ведением действующего законодательства в соответствие со вре­менем.

Характерно, что уголовно-процессуальный закон относит обвиняемого к участникам процесса. Согласно ст.43 УПК УССР, ст.46 УПК РСЗЮР обвиняемым является лицо, в отношении которо­го в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого.

Привлечение в качестве обвиняемого происходит в стадии предварительного расследования, когда следователем или лицом, производящим дознание, собраны достаточные доказательства, ука­зывающие на совершение преступления данным лицом. После пре­дания суду обвиняемый становится подсудимым.

Положение обвиняемого в процессе характеризуется тем, что он является не только субъектом процессуальных правоотно­шений, но и субъектом процессуальной деятельности /З, с.5/.

Специфичность процессуального положения обвиняемого как субъекта уголовно-процессуальной деятельности заключается в том, что он привлечен к уголовной ответственности; в отноше­нии его применяются принудительные меры / меры пресечения и др./; он подвергается допросу по поводу преступления, обвине­ние в совершении которогоему предъявлено; его судьба решает­ся в зависимости от результатов расследования и разбирательст­ва дела /4, с.234/.

Эти особенности процессуального положения обвиняемого /в отличие от других участников процесса/ послужили поводом для утверждения, что обвиняемый - это не только субъект уго­ловно-процессуальной деятельности, но и объект деятельности следственных органов, прокуратуры и суда /б, с.12-13/.

Такая точка зрения подвергается обоснованной критике. В качестве аргументов выдвигаются положения о том, что в советс-

ком праве человек всегда является субъектом. Если к обвиняе­мому могут быть применены принудительные меры, то это значит, что он как субъект права не только имеет определенные про­цессуальные права, но и несет определенные процессуальные обязанности. Кроме того, наказание к обвиняемому может быть применено не так к "объекту наказания", а как к субъекту преступления и тем самым субъекту уголовно-правового отно -шения / 4, с.234/.

В качестве субъекта уголовно-процессуальной деятельнос­ти обвиняемый выполняет функцию защиты. Он наделен рядом про­цессуальных прав, гарантирующих реальную возможность осу -ществления функции защиты. Объем процессуальных прав обвиня­емого различен в различных стадиях процесса, однако на всем его протяжении обвиняемый неизменно является субъектом права на защиту / I, с.12/.

Обвиняемому в силу закона принадлежит право на защиту / ст. III Конституции СССР, ст.13 Основ уголовного судопроиз­водства Союза СОР и союзных республик /. Это право охватывает сумму процессуальных прав, которые закон предоставляет обви­няемому и путем использования которых обвиняемый может за -щищаться от предъявленного ему обвинения, оспаривать обвине­ние, приводить доводы и доказательства в свое оправдание или для смягчения своей ответственности.

Обвиняемый имеет право:знать в чем он обвиняется и да­вать объяснения по предъявленному обвинению; представлять доказательства; заявлять ходатайства; знакомиться по окон­чании предварительного следствия со всеми материалами дела;

иметь защитника; участвовать в судебном разбирательстве в су-

де первой инстанции; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения следователя, прокурора и суда. Подсудимый имеет право на последнее слово / ст.21 Основ уголовного судо­производства/.

В Основах законодательства Союза CGP и союзных респуб­лик о судоустройстве, введенных в действие с I декабря 1989 го­да, зне, чз: те ль но расширены права обвиняемого путем допуска за­щитника к участию в деле с момента задержания, ареста или предъявления обвинения /ст.14 Основ/.

Закон не только предоставляет обвиняемому права, но и обеспечивает их реальное осуществление. Для этого закон тре­бует, чтобы прокурор, органы расследования и суд обеспечили обвиняемому возможность защищаться установленными законом сред­ствами и способами от предъявленного ему обвинения, принимали необходимые меры к охране его личных прав, разъясняли его процессуальные права / ст. ст.21,53,142,294 УПК УССР; ст. ст.19, 58,149,273 УПК PCiCP/.

Обвиняемый свободен в распоряжении своими правами - может ими воспользоваться или нет. Этим отличается характер прав обвиняемого от характера прав других субъектов процесса. На обвиняемом не лежит обязанность совершать какие-либо действия. Его обязанности в процессе носят негативный характер: не совер­шать новых преступлений, не препятствовать органам расследова­ния в установлении истины по делу, подчиняться законным тре­бованиям следователя, прокурора и суда. В этом еще одна из особенностей процессуального положения обвиняемого.

Обвиняемый в силу специфического положения, занимаемого в процессе, обладает потенциальной возможностью дать о прес-

туплении исчерпывающие сведения. Поэтому е:по показания могут сыграть существенную роль в раскрытии преступления, установ­лении его собственной вины и вины соучастников преступления.

Важнейшая особенность, характеризующая показания обви­няемого с точки зрения их процессуального значения, заклю­чается в том, что при помощи показаний обвиняемый осуществля­ет свое право на защиту. Из этого следует, что, давая пока­зания о каких-либо фактах, обвиняемый имеет право разъяснить, почему и в какой мере эти факты имеют значение для его за -щиты, а также критиковать направленные на его изобличение свидетельские показания и другие доказательства.

Показания обвиняемого относятся к группе доказательств, источниками которых являются граждане. Поэтому такие доказа­тельства должны быть не только доброкачественными по своему содержанию, но и получение их должно быть осуществлено с соб­людением гарантий, которые устраняют возможность посягательств на честь, неприкосновенность и достоинство гражданина. Нару­шения законности в этой сфере неизбежно имеют своим последст­вием недостоверность полученных доказательств.

Показания обвиняемого имеют особенности, связанные с объемом сведений о преступлении. Диапазон сведений, которыми обвиняемый может располагать, очень широк. Обвиняемый может знать материальную истину во всей полноте, может знать столь­ко, сколько знает свидетель-очевидец или сколько свидетель -неочевидец, а может ровно ничего не знать. Но с особенностью его положения в процессе связано то, что знает ли он по делу все или не знает ничего, допрашивают его обязательно, причем по всем пунктам обвинения.

Для показаний обвиняемого характерно также и то, что они не являются юридическим фактом, порождающим материально-правовые отношения /2, с.34/. Обязанность давать показания закон на обвиняемого не возлагает. Поскольку показания обви­няемого представляют собой средство его защиты, от него зави­сит, воспользоваться ли этим средством. Никаких правовых пос­ледствий для него отказ от дачи показаний не влечет, никакой санкции законом за это не предусмотрено. Отказ обвиняемого от дачи показаний не может и не должен расцениваться в качестве улики против него.

Аналогично решается и другой, связанный с этим, но прак­тически гораздо более важный вопрос - о даче обвиняемым лож­ных показаний. Дача показаний - это одно из процессуальных прав обвиняемого. Гарантия этого права - в установлении законом добровольности его осуществления. Отсюда ненаказуемость ложных показаний обвиняемого.

В силу специфического процессуального положения обвиняе­мого для исследования природы его показаний определяющее зна­чение имеет классификация доказательств на обвинительные и оправдательный /5,с.5/. Вопрос о видах показаний обвиняемого /отрицание вины, признание своей вины, оговор/ рассматривается на основе этой классификации.

Оправдательные показания обвиняемого обладают следующим свойством: в той или иной форме, в том или ином объеме, под тем или иным предлогом они направлены на опровержения обвине­ния в целом либо каких-либо его элементов. Обвиняемый может отрицать либо факт совершения преступления, либо свою винов­ность, либо наличие в деле оснований для привлечения его к

уголовной ответственности. Поэтому с логической точки зрения оправдательные показания всегда принимают форму отрицательного суждения. Цель оправдательных показаний обвиняемого - убедить допрашивающих его лиц в истинности этого отрицательного суждения.

Показания обвиняемого, не признающего себя виновным, имеют важное значение. В случае их подтверждения прекращается дело или изменяется обвинение. Показания такого рода могут помочь разоблачить лжесвидетельство или выявить ошибки и неточности в показаниях добросовестно заблуждающихся свидетелей и потер­певших. Они могут быть использованы следователем и судом для обнаружения ошибок и неточностей в заключении эксперта.

В показаниях обвиняемого, не признающего себя виновным, могут содержаться указания на лиц, которые в действительности совершили преступление. Такие показания могут быть отправным пунктом для производства следственных действий, направленных к опровержению или подтверждению полученных данных.

Даже в тех случаях, когда обвиняемый, отрицая свою ви­новность, дает ложные показания, их проверка, расширяя рамки и объем производимого расследования, нередко приводит к обнаруже­нию новых доказательств.

Таким образом, право обвиняемого давать показания, допол­ненное обязанностью следователя и суда выявлять и исследовать обстоятельства, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его вину, способствуют достижению объективности, полноты и всесто­ронности судопроизводства.

Особое место среди показаний обвиняемого занимает приз­нание им своей вины. Это такие показания, в которых обвиняемый признает правильность предъявленного ему обвинения, сообщает

обстоятельства совершенного им преступления и раскрывает субъективную сторону совершенного деяния.

Наиболее характерной чертой признания обвиняемым вины является то, что это доказательства, истинность которого вле­чет за собой вывод о виновности лица.

Обвиняемый в своих показаниях может признавать обьек -тивную сторону инкриминируемого ему преступления, а также признавать себя виновным, но вместе с тем сопровождать это признание такими объяснениями, которые существенным образом меняют характер предъявленного ему обвинения в сторону смяг­чения. В таких случаях имеется признание обвиняемым своей ви­ны в совершении преступления, но не того, которое вменяется ему в вину, а, как правило, более легкого, то есть имеет мес­то частичное признание обвиняемым своей вины.

Обязательное условие, без которого ни одно показание обвиняемого не может считаться достоверным, заключается в по­нимании обвиняемым значения тех обстоятельств, наличие кото­рых он признает.

О признании обвиняемым своей вины можно говорить лишь тогда, когда обвиняемый не только признает умышленное или неосторожное совершение каких-либо действий, но и отдает се­бе отчет в юридическом значении своего признания.

Так, возможно, что обвиняемый, уличенный в совершении определенных действий, сознается в совершении преступления, в то время как на самом деле его действия не были преступны­ми.

Признание обвиняемым своей вины отличается от других по­казаний тем, что в нем содержится признание обвиняемым инкрими­нируемых ему действий соответствующими действительности. Обви-

няемый дает объяснение, по каким мотивам и при каких обстоя­тельствах он совершил преступление, которое вменяется ему в вину. Таким образом, в отличие от оправдательных по своему содержанию показаний, признание обвиняемым вины представляет собой замоизобличение.

Признание обвиняемым своей вины как доказательство долж­но быть получено при строгом соблюдении установленных зако­ном требований, то есть оно должно быть получено в форме по­казаний обвиняемого во время допроса.

Признание обвиняемым вины не может расцениваться в ка­честве доказательства, обладающего особой силой достовернос­ти. Оно по своей доказательственной ценности не отличается от других доказательств. В судебной практике и теории уста­новилось правило, согласно которому не подтвержденное други­ми доказательствами признание обвиняемым своей вины не может служить основой обвинительного приговора. Это доказательство зачастую оказывается ложным, порочным и, будучи единственной опорой обвинения, может привести к вынесению неправосудного приговора. Указанное правило продиктовано требованиями укреп­ления социалистической законности и представляет серьезную гарантию обеспечения интересов правосудия.

Процессуальная наука из общего понятия показаний об­виняемого выделяет оговор. Вопрос о понятии оговора является дискуссионным. Существует точка зрения, что оговор - это по­казания обвиняемого о причастности к преступлению иных лиц, являются они ложными или нет /2,е.95/. Однако следует согла­ситься с теми авторами, которые, исходя из этимилогического значения термина "оговор", считают, что оговор всегда направ-

лен на изобличение какого-то лица и представляет собой ложное показание, данное обвиняемым умышленно. Охватывать термином "оговор" любые показания обвиняемого в отношении других лиц представляется неточным. Термин "оговор" следует применять лишь для обозначения заведомо ложных показаний. В остальных же случаях рассматриваемую разновидность показаний целесооб­разно именовать "показаниями обвиняемого в отношении других лиц" /5, с.144/.

Что касается оценки оговора, то вывод может быть только один: ни при каких условиях не исключать эти показания без предварительной и тщательной проверки, а, с другой стороны, ни при каких условиях не принимать их на веру без рассмотрения вопроса о подтверждении их другими объективными данными по де­лу. Оговор, не подтвержденный иными доказательствами, не может быть положен в основу обвинения - это общеобязательное правило судебной деятельности.

Следовательно, правильная, в соответствии с их доказа­тельственным значением, оценка показаний обвиняемого неразрыв­но связана с его положением в качестве процессуального субьек-та, с наделением его широкими процессуальными возможностями осуществлять свою защиту,с действием в отношении его презумции невиновности и с оценкой признания обвиняемого в качестве та­кого доказательства, которое для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют _заранее установленной силы. Список литературы: 1. Альперт С. А. Участники советского уголовного процесса, Харьков.1965. 2. Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе.М.I960. З. Мотовиловкер Я.О. Показания и объяснения обвиняемого как

средство защиты в советском уголовном процессе. Госюриздат. 1956. 4. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. M.I968. T.I. 5. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть особенная. M.I967. б. Чельцов-Бебутов М.А. Об­виняемый и его показания в советском уголовном процессе. M.I947,

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания