Поздний Гоголь. Путь от второго тома «Мертвых душ» к «Выбранным местам из переписки с друзьями».

Ответ: в 1842 г. Гоголю исполнилось 33 года. Этот сакральный возраст определил своеобразное распятие. Предчувствием кризисного состояния становится лето 1840 г. Гоголь испытывает состояние духовной смерти в Риме. Его завещание стало завещанием на другую жизнь. Это состояние активизировало религиозную направленность в сознании Гоголя. В 1840-е гг. Гоголь становится на путь ортодоксального православия. В 1842 г. Гоголь пытается переработать своё творчество: появляется вторая редакция «Портрета», «Тараса Бульбы», завершается работа над первым томом «Мёртвых душ» и начинается работа над вторым томом. Готовится полное собрание сочинений, дорабатывается «Ревизор». Гоголь считает своим грехом сатирические типы.

В 1845 г. Гоголь решил уйти в монастырь и покончить творчество, но раздвоение сознания не покидало Гоголя. Он совершил паломничество в Иерусалим. Вырабатывается его новое вероисповедание, попытка создать синкретичное искусство. Первый вариант второго тома был уничтожен в 1846 г. Создание «Выбранных мест из переписки с друзьями» становится постскриптумом к гоголевскому художественному творчеству. Из Иерусалима Гоголь возвращается разочарованным.

Второй том строится, в основном, на предположениях. Первый вариант второго тома был создан до 1845 г., но был уничтожен. Второй вариант второго тома создавался до 1852 г. и был сожжён за 10 дней до смерти, но это неточно. Возникали многочисленные мистификации второго тома. Из 11 глав дошло 5 неполных глав. Они имеют определённый сюжет. Помещик Тентетников – дворянин, получивший хорошее образование и прошедший школу жизни, но разочаровавшийся и ведущий обломовскую жизнь. Возникает образ русской девушки Уленьки. Чичиков едет мириться с отцом Уленьки, генералом Бетрищевым. Платон Платонов – разочаровавшийся человек. Помещик Петух – хлебосольный и жизнерадостный. Помещик Костанжопло – тип идеального помещика. Чичиков пытается стать идеальным хозяином, но попадает в тюрьму, из которой его вытаскивает генерал-предприниматель Муразов. В основе второго тома романтическое содержание. Возникает «разгляд человека» в его судьбе и биографии, основы воспитательного романа. Для новых героев важна идея чистоты, воскрешения душ. Смеховая часть редуцируется, увеличивается рефлексия. Рассуждения превалируют над изображением. Персонажи уже не статичны.

Гоголь не был удовлетворён моралистическим началом второго тома. Нарастал художественный кризис. Художественный материал не связывался в его сознании.

Одновременно Гоголь пытался писать трагедию о Запорожской Сечи. Этот труд он тоже сжёг в 1848 г.

Позднее творчество Гоголя – сплошные предположения и загадки. Для Гоголя была важна новая установка на воспитание нации. В.М.П.Д. – литературное завещание Гоголя, его новое вероисповедание. Он даёт основные принципы своего кредо, отношение к литературе и к России. Это одна из самых спорных книг. После выхода книги последовало обличение Белинского в оправдании крепостного права, поповщины. Гоголь считал свою книгу полезной, но мнения общества разделились. Аксаковы считали его сумасшедшим, Вяземский и Жуковский считали эту книгу нравственной проповедью.

Для Гоголя эта книга была духовной помощью обществу. Переживая духовный кризис летом – осенью 1846 г., он пытался создать книгу, которая и вышла в декабре 1846 г. в урезанном цензурой варианте. Эта книга – раскол общественной мысли. Начинается поиск русской идеи. Важной становится фигура Петра. Возникает конфликт Москвы (славянофилы, журнал «Москвитянин», А. Хомяков, И Кириевский, Аксаковы, Погодин) и Петербурга (Чаадаев, Герцен, Огарёв, Станкевич). Гоголь попадает в эту атмосферу, но сохраняет молчание. Его книга во многом была попыткой примирить два лагеря.

В книге Гоголя можно выделить русские идеи, но Гоголь был влюблён в Италию. Он стремился примирить Россию, чтобы спасти её. Книга выступала как акт милосердия.

Книга ориентирована на традиции эпистолярного жанра. Адресат приобретает масштаб аудитории. В основе эпистолярных книг лежал вопрос о пути России. Книга состоит из 32 писем и предисловия. Гоголь осмыслял эту книгу как своё распятие, требовал критики. Это «исповедь человека, который провёл несколько лет внутри себя». Это исповедь и проповедь. В основе композиции книги лежит христианская идея смерти и воскресения, лежащая в заглавии писем (от «Завещания» до «Светлого воскресения»). Последняя глава – идея вечности и торжества духа. Центральная глава называется «Просвещение». Для Гоголя просвещение – очищение души. Тема просвещения сопряжена с темой воскрешения.

Проблема трёхплановая: общая субстанциональная проблематика, проблемы искусства и личности. В заглавиях превалирует императив. Гоголь входит в сферу государственной и личной жизни, выступает учителем жизни, пытается дать советы в разных сферах жизни. Он считает, что спасение России – в православии. Человек должен постоянно думать о своей душе. Каждый должен делать своё дело хорошо. Адресаты Гоголя – представители всех слоёв общества. Гоголь апологизирует Россию как свободную от идей цивилизации и материализма, видит в ней огромные перспективы. Он выявляет потенциальные возможности России. Революцию он не принимает. Важнее внутреннее переустройство. Религиозная экзальтация Гоголя абсолютизирует православие. Особое значение приобретают эстетические идеи. Они рассеяны по пространству книги. Для Гоголя особое значение имеют слова, проблемы русской литературы, лирического пафоса русской культуры, статьи о Карамзине и Жуковском, исторический живописец Иванов, развитие христианской живописи, особенности русской поэзии. Гоголь считал слово созидающей стихией. Слово для Гоголя – великая ответственность художника. Концентрация созидающей силы слова – Пушкин. Гоголь разделяет светское и божественное слово. Он считает, что творчество сродни религиозной службе. Особое понимание божественного смысла слова – его благозвучие. Он уподобляет русскую поэзию органу.

В завещании Гоголь указал, что его творчество было направлено на службу России. Без «учительных начал» русская литература не могла бы развиваться.

1842-й год стал своеобразным Рубиконом в творческой биографии Гоголя. Пережив в 1840 г. духовный кризис. не на- деясь на выздоровление, он даже написал завещание. Затем последовало «воскресение», «чудное исцеление», и Гоголь не просто возродился для жизни и творчества: он почувствовал потребность в новом направлении своих духовных поисков.

В этом смысле последнее десятилетие жизни Го- голя (1842—1852 гг.) — особый этап его поисков, получивший определение «поздний Гоголь» и имеющий свое неповторимое лицо. Поздний Гоголь — история драматических духовных по- исков, нового кризиса и создания произведений, которые ста- ли объектом ожесточенных споров в критике и неиисякаемым источником исследовательской рефлексии, актуализировав- шейся в последние годы. В 1842 г. Гоголь наводит порядок и своеобразную ревизию в своем поэтическом хозяйстве. После цензурных мытарств и вы- хода в свет первого тома «Мертвых душ» он готовит свое первое собрание сочинений. Новые редакции повестей «Тарас Буль- ба», «Вий», «Портрет», завершение работы над «Шинелью» и «Римом» — во всем этом ощущается стремление Гоголя внести в известные уже публике произведения элементы нового мыш- ления, а новыми текстами прояснить свою позицию. Два гоголевских произведения — второй том «Мертвых душ» и «Выбранные места из переписки из друзьями» — определяют феномен позднего Гоголя. Их творческая история, связь с ду- ховными исканиями писателя, отклики современников, крити- ческие баталии, последующая судьба в русской общественной мысли и словесной культуре — за всем этим открывается духов- ная Одиссея «испепеленного» Гоголя. Первый этап работы можно условно датировать 1843—1845гг. После сожжения этой редакции второго тома в июле 1845 г. и духовного кризиса, пережитого Гоголем, работа над «Мертвыми душами» была возобновлена в Москве и интенсивно продолжа- лась в течение октября 1848-го — июня 1849 г. Затем с переры- вами на перебеливание написанных глав Гоголь работает над но- вой редакцией поэмы почти до самой смерти. 11 февраля 1852 г., за 9 дней до смерти, том был им сожжен в Москве, в доме графа А.П. Толстого, на Никитском бульваре. Высказывалось предпо- ложение, что это могло произойти случайно, когда Гоголь избав- лялся от каких-то «личных» бумаг. Но так или иначе второй том «Мертвых душ» был утрачен для русской литературы. После смерти Гоголя С.П. Шевыревым был найден автограф пяти глав, текст которых был опубликован осенью 1855 г. в виде дополне- ния к вышедшему тогда второму собранию сочинений писате- ля. По всей вероятности, как и в первом томе, во втором было 11 глав. Мемуарные свидетельства слушателей отдельных глав из второго тома (а Гоголь, заботясь о впечатлении от своего тво- рения и требуя замечаний, делал это неоднократно в кругу своих друзей) вносят некоторые дополнения в развитие замысла, но всё-таки все наши знания о нем базируются на опубликованных пяти главах. Разумеется, никакая реконструкция сюжета не может пере- дать особенности гоголевской мысли и тем более его поэтиче- ского слова. Даже дошедшие черновики пяти глав лишь обозна- чают некоторые новые тенденции гоголевского «разгляда мира и человека». Прежде всего многочисленные герои второго тома, встретив- шиеся на пути Чичикова, — это в большей степени живые люди, выразители духовного поиска. Уже первая глава второго тома посвящена герою, которого можно назвать представителем русской интеллигенции. Вся история жизни тридцатитрехлетнего помещика Андрея Ивано- вича Тентетникова — это страница из романа воспитания. Его путь от иллюзий юношества, от идеальных представлений о своем предназначении и честолюбивых стремлений на поприще службы в департаменте и помещичьей деятельности до пустого времяпрепровождения, ничегонеделанья — гоголевский пост- скриптум к проблеме героя времени. Не случайны очевидные проекции на пушкинский «роман в стихах». Гоголевский герой, подобно самому автору, занимается «сочинением, долженство- вавшим обнять всю Россию со всех точек зрения — с граждан- ской, политической, религиозной, философической, разрешить затруднительные задачи и вопросы, заданные ей временем, и определить ясно ее великую будущность...», но «колоссальное предприятие больше ограничивалось одним обдумыванием» (VII, 11). Во втором томе на смену типам русской жизни пришли ха- рактеры, рассмотренные с точки зрения «своей земной долж- ности». Герои второго тома предстают уже как деятели, но не менее важны их мысли, направленные на совершенствование окружающей жизни. Размышления Тентетникова о событиях Отечественной войны 1812 г., воссозданные в воспоминаниях Л.И. Арнольди360, экономические рецепты Костанжогло, суж- дения Муразова о «благоустройстве душевного имущества» и особенно речь генерал-губернатора в «Заключительной главе», где он приглашает «вспомнить долг, который на всяком месте предстоит человеку» (VII, 127), — всё это уже не «лирические отступления» автора, а сама плоть национальной субстанции. Поиск того, «кто бы на родном языке русской души нашей умел бы нам сказать это всемогущее слово вперед», дает возмож- ность Гоголю создать интеллектуальное пространство русской жизни. Не исключено, что Гоголь в новых авантюрах Чичикова чувствовал самоповторы, а в образах своих идеальных героев безжизненность. Одним словом, в 1845 г. второй том в его пер- вой редакции был сожжен и начался глубокий духовный кризис писателя. Жалобы на ухудшающееся здоровье, предчувствие неминуе- мой смерти привело его к созданию нового завещания, позднее включенного в «Выбранные места из переписки с друзьями». Это состояние усугублялось тем, что он «хотел насильно заста- вить писать себя». Следствием этого в конце июня — начале июня 1845 г. становится решение оставить литературное поприще и уйти в монастырь. Монашеству Гоголь пред- почел творчество. В октябре 1846 г. были закончены «Выбранные места из переписки с друзьями». Их появление в промежутке между со- жжением первой редакции второго тома и началом работы над его новым вариантом — свидетельство того, что этой книгой Го- голь готовил себя и читателя к новому «разгляду» мира и че- ловека, пытался обосновать свою новую позицию. По своему значению в биографии писателя «Выбранные места...» можно соотнести с «Арабесками». Это были книги творческого самоопределения. Но если в «Арабесках» молодой Гоголь вырабатывл свою эсте- тическую позицию, пытался через соотношение различных наук и искусства прояснить методологию жизнетворчества, то в «Вы- бранных местах...» Гоголь свою жизнь, идею духовной самостоя- тельности и нравственной ответственности неразрывно связы- вает с состоянием современного мира, с судьбой России. Мотив упрека-одобрения, напутствия и советы определяют проблематику и стилистику книги. «Нужно любить Россию», «Нужно проездиться по Рос- сии», «Страхи и ужасы России» — названия этих глав отчетливо выявляют пафос произведения, связанный с проблемами наци- онального развития. Появившись в эпицентре раскола русской мысли, бурных споров славянофилов и западников (см. главу «Споры»), гоголевская книга стремилась не только примирить враждующие стороны, но и предложить свое решение проблем. Можно без преувеличения сказать, что «Выбранные места...» открывают то направление русской общественно-философской мысли, которое можно определить заглавием книги А.И. Солженицына «Как обустроить Россию». Гоголевская книга по своей жанровой установке тесно свя- зана с традицией русской эпистолярной культуры. Достаточно вспомнить «Письма русского путешественника» Н.М. Карамзи- на и «Философические письма» П.Я. Чаадаева. Традиция русской православной культуры, ду- ховной литературы определяет проповеднический пафос гого- левской книги, ее связь с жанром исповеди. Сама композиция «Выбранных мест...» воплощает в себе «... отчетливую христианскую идею». Открывается книга «За- вещанием» (чтобы напомнить каждому о смерти), заканчивает- ся главой «Светлое Воскресенье» (чтобы напомнить каждому о Вечной Жизни»366. 33 главы гоголевского сочинения (если вве- сти в гоголевскую нумерацию «Предисловие») — проекция на сакральную дату жизни Иисуса Христа. соотносится с общим замыслом трехтомного творения Гоголя и с «мистикой чисел» в «Боже- ственной комедии» Данте367. В этом смысле гоголевская книга — пролог к продолжению работы над вторым томом, стремление обосновать свою общественную и эстетическую позицию, сво- еобразный «пробный шар: Гоголь хотел узнать, как отнесется к «новому направлению» русский читатель и русское общество». В атмосфере споров о путях развития России, идеализации православия и русского человека в славянофильских теориях Гоголь, не утратив веры в живую душу нации, предостерегает от всяких крайностей великодержавного шовинизма. В заключи- тельной главе книги он пишет: «Лучше ли мы других народов? Ближе ли жизнью ко Христу, чем они? Ничего мы не лучше, а жизнь еще неустроенней и беспорядочней всех их. «Хуже мы всех прочих» — вот что мы должны говорить о себе. Гоголевская книга как вероисповедание вся соткана из противоречий. Ратуя за духовное совершенствование нации и человека, ее автор пытается реформировать все государствен- ные институты России, найти рецепты для каждого сословия русской общественной жизни, нередко игнорируя причинно- следственные связи. Его суждения о крепостном праве, само- державии, православии грешат утопизмом, который не мог не вызвать раздражения радикальных деятелей эпохи и представи- телей славянофильства. Противоречивое отношение эти идеи вызывали и в среде духовенства. История споров вокруг «Выбранных мест...» — это зеркало русской общественно-философской мысли 1840-х—1910-х го- дов. «Выбранные места...» не принесли успокоения душе ее ав- тора. Он пытается с помощью друзей и просто мыс- лящих современников, читателей первого тома «Мертвых душ» заняться коллективной работой по собиранию, обобщению материалов о современном состоянии России. В «переходное время», считает он, «заметно стремленье преобразовывать, по- правлять, исправлять и вообще торопиться средствами противу всякого зла» (VIII, 448). И как следствие этой деятельности — возвращение к новой редакции второго тома. В конце 1848 г. Го- голь приступает к этому труду. Сожжение накануне смерти второго тома позволяет ду- мать, что творческого удовлетворения от своей работы автор не получил.

Вся творческая жизнь Гоголя — служение искусству, утверж- дение особой роли литературы и миссии художника в жизни общества. «Поэт в России больше чем поэт» — наверное, Гоголь сполна заплатил за эту иллюзию. Но он же научил русскую ли- тературу ставить те вопросы, которые активизировали обще- ственное сознание и приучали русское общество верить Слову писателя. Его художественный гений, его открытия навсегда вошли в сокровищницу русской словесной культуры.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать