Русский исторический роман 1830-х годов.

Но 1830-е годы ознаменовались и рождением нового русско- го романа, в центре которого были прежде всего проблемы на- циональной истории. Еще в 1827 г. Пушкин предпринимает опыт подобного романа. Его «Арап Петра Великого» не был закончен. Именно он проложил дорогу для бурного всплеска это- го жанра на рубеже 1820—1830. В конце 1829 г. явился «Юрий Милославский» М.Н. Загоскина. В 1830 г. был опубли- кован «Димитрий Самозванец» Ф.В. Булгарина. В 1831-м вышел еще один роман Загоскина — «Рославлев». В 1831—1833 гг. — «Последний Новик» И.И. Лажечникова, «Стрельцы» К.П. Ма- сальского, «Клятва при гробе господнем» Н.А. Полевого, «Ко- щей Бессмертный» А.Ф. Вельтмана. В 1835-м — «Ледяной дом» Лажечникова. Наконец, в 1836 г. на страницах «Современника» появилась «Капитанская дочка» Пушкина. Рождался и формировался некий жан- ровый архетип. История русской общественной жизни 1830-х годов сама диктовала темы и настроения. Внезапная смерть Александра I и неожиданное вступление на престол Николая I, восстание декабристов, эпоха безвременья, холерные бунты, польское восстание и его подавление, отзвуки французской ре- волюции 1830 г. и как следствие всех этих бурных событий — интерес к эпохе смуты и самозванства, к проблеме раскола на- ции. «История государства Российского» Карамзина, «Думы» Рылеева, «Борис Годунов» Пушкина были идейными и творче- скими ориентирами в выработке концепции русского историче- ского романа. И еще — мощный поэтический тайфун, связанный с именем Вальтера Скотта. Только за 1827—1829 гг. было переведено 16 романов. Эстетика вальтерскоттовского романа дикто- вала следующие правила:

1) развернутые экскурсы в историю, очерки эпохи; 2) особое внимание к археологическим и этнографическим подробностям: изображение местности, костюмов, поз, обычаев («местный колорит»); 3) органичное взаимодействие в сюжете исторических и вы- мышленных героев; 4) опора на мемуарные принципы повествования (семейная хроника); 5) изображение жизни частных людей и любовной интриги в исторической перспективе («домашним образом»); 6) выдвижение в центр повествования молодого героя и рас- крытие процесса его духовного развития в контексте истории; 7) занимательность интриги: хороший романист должен «за- ставить читателя забыться, думать, что он живет, действует вме- сте с героями»; 8) наконец, умение уловить общечеловеческие чувства за исто- рическим колоритом. Отсюда— внимание к характерам и страстям, которые «свойственны людям на всех ступенях общества и одина- ково волнуют человеческие сердца, бьется ли оно под стальными латами 15-го века, под парчовым кафтаном 18-го или под голубым фраком и белым канифасовым жилетом наших дней».

Каждое из этих правил получало оригинальное художествен- ное преломление в творчестве русских романистов.

Ответ: русский исторический роман как жанровая структура не случайно возник на рубеже 1820-х – 1830-х гг. Сама атмосфера русской жизни требовала нового взгляда на историю. Вся Европа зачитывалась историческими романами. Пушкин почувствовал значимость исторических описаний. 1827 – 1838 гг. – эпоха расцвета русского исторического романа.

В конце 1829 г. выходит роман «Юрий Милославский» Загоскина, в 1830 г. – «Дмитрий Самозванец» Булгарина, в 1832 г. – «Клятва при Гробе Господнем», «Последний Новик» Лажечникова и т.д. Наиболее популярными авторами были Вельтман, Масальский, Полевой, Булгарин, Лажечников, Загоскин. «История государства Российского» стала кладезью сюжетов. Атмосфера декабризма обращает к теме Смуты и самозванства. «Чувство истории было в крови» (Н.А. Бестужев). Дух национального самосознания требовал художественного оформления истории. Властителем дум был Вальтер Скотт. За 1827 – 1829 гг. вышло 72 тома Вальтера Скотта. Эстетика Скотта диктовала определённые правила. Очень важным был принцип занимательности сюжета, погружение в эпоху. Увлекательность интриги определялась синтезом истории и частной жизни. Это был своеобразный исторический маскарад. Жизнь частных людей изображалась в перспективе истории, совмещались малая и большая истории, существовали зоны исторических и вымышленных героев. В центр романа выдвигался молодой герой, являвшийся конденсатором истории и становившийся личностью в огне истории. Особое значение приобретал местный колорит: местность, пейзаж, костюмы, выражения. Местный колорит придвигал историю к современности. За историческим колоритом улавливались человеческие чувства. Особое внимание уделялось характеру людей в историческом материале. Исторический роман считался «грядущим прошлым», максимально приближенном к современности.

Загоскин и Лажечников были участниками Отечественной войны 1812 г. В 1829 – 1830 гг. русская публика читала «Юрия Милославского», исторический бестселлер эпохи. Загоскин был назван первооткрывателем русского исторического романа. В целом, критика положительно приняла роман. Роман имеет двойное название: «Юрий Милославский или Русские в 1612 г. (исторический роман в трёх частях)». Сюжет романа – история молодого князя Ю.Д. Милославского, вымышленного персонажа, на фоне Смутного времени. Сюжетная линия героя соотнесена с подъёмом национального самосознания. Действие разворачивается на фоне различных топосов. Сюжетный герой попадает в каждый топос. Везде разворачивается атмосфера споров о судьбе России. Всех героев сближают русские чувства: любовь к отечеству, благочестие, храбрость, терпение, природный ум, сметливость. Загоскин создал энциклопедию народных чувств («Загоскин первым угадал писать русских с натуры»). Загоскин много описывал нравы. Присутствует фольклорный колорит.

В образе запорожца Кирши отразилась попытка отразить русский национальный тип. Принципиально важна фигура беглого крестьянина Петьки Хомяка, вырастающая до богатырского образа русской удали. Эти образы – стержни национальной темы. Юрий Милославский спасает Киршу во время метели. Эта сцена соотносится с «Капитанской дочкой». С образом русского духовенства связаны темы смерти, раскаяния, духовного пути. Этот образ организует духовный путь русской нации. Образы слуг также отражают грани русского сознания.

Национально-бытовая жизнь у Загоскина приобретает исторический масштаб за счёт батальных сцен. Очень много исторических зарисовок, раскрывающих эпоху. Загоскин совмещает историческое и бытовое путём сближения исторических и бытовых героев. Стержнем является Юрий Милославский. Он участвует во всех исторических событиях и проявляет основные идеи русской жизни 1612 г. Юрий Милославский – герой пути. Его путь – познание «осердеченной» истории. Юрий Милославский – представитель старого боярского рода. Он сирота и сам распоряжается своей судьбой. Он совершает политическую ошибку, присягая на верность Владиславу. Он обретает свой путь в дороге жизни. Он убеждён, что спасение России – в собственном пути. Путь героя очерчен от рождения до смерти. Любовный сюжет не отделим от сюжетов внутреннего прозрения. Главное в сюжете – поиск героем национальной идеи. Сюжеты «Юрия Милославского» перекликаются с Вальтером Скоттом, но им придан русский колорит. Сам автор не пытается осовременить роман, но язык произведения и идея объединяют, связывают историю с современностью.

В 1835 г. появляется роман Лажечникова «Ледяной дом». В 1838 г. вышло второе издание романа. Роман рисует атмосферу тотального страха эпохи 1730-х – 1740-х гг., дворцовые перевороты, царствование Анны Иоанновны и временщика Бирона. Бирон не любил Россию, проводил жестокую антинациональную политику. Была организована Тайная полиция. Символом эпохи становится Ледяной дом – символ холода и жестокости. Центральная часть – описание свадьбы шута Анны Иоанновны. Холод становится символом бытия. Действие двигает интрига. Символом интриги становится фигуры «махиавелли». Центральной фигурой романа становится кабинет-министр Волынский и цыганка Мариорица. Любовная интрига переплетается с историческим сюжетом. Волынский был объектом рефлексии Рылеева. Это сложная историческая фигура. Для Лажечникова было важно противопоставить немца Бирона русскому патриоту Волынскому. В Волынском борются гражданское и любовное чувства, соотносимые с традиционным классицистическим конфликтом чувства и долга. В романе присутствуют фольклор и литература. Эпиграфом к эпилогу служит противозаконная строка из Рылеева. Лажечникоа проецирует идею свободолюбия русской нации на эпоху 1730-х гг. «Ледяной дом» был в большей степени аллюзионным романом. Элемент смягчения есть в образе императрицы. Лажечников вводит в роман политическую интригу. В роман вводится образ Тредиаковского. В его изображение вводится элемент антиисторизма. Автор ориентируется на Вальтера Скотта. История Мариорицы во многом напоминает сюжет «Собора Парижской Богоматери» Виктора Гюго. Эта экзотичная история связана с историей Волынского. Роман Лажечникова – в большей степени мелодрама, но Лажечников воссоздаёт образ ледяной бездуховности. Центральный герой Лажечникова не вымышленное лицо, но его биография оказывается вымышленной. Лажечников меняет фамилии даже сподвижников Волынского. Историческое и вымышленное переплетаются. Вымышленное делает роман занимательным.

Романы снабжены историческими примечаниями, часто взятыми из Карамзина. Документальные материалы придают романам достоверность.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >