Драматургическое новаторство Пушкина в трагедии «Борис Годунов».

Пушкин занимает особое место в культуре России. Он создал художественные ценности мирового уровня, стал символом русской литературы. Каждое новое поколение, каждая эпоха утверждают своё понимание поэта, видя в нём современника, думая о символическом Пушкине. Пушкина изучают, о нём спорят, его боготворят и отвергают. Он давно уже вышел за переделы литературы, сделавшись фактом русского общественного сознания. Творчество Пушкина – это стремительное движение, развитие, тесно связанное с его судьбой, с общественно-идеологической и литературной жизнью России в первой трети 19 века. Пушкин не имеет двух биографий - биографии обычной, житейской и биографии писательской. Он являет собой пример единства человека и поэта. Жизнь и поэзия сливались у него в единое целое. Факты жизни становились фактами творчества.

Замысел исторической драмы возник у Пушкина при прочтении 9 и 11 томов « Истории государства Российского» Карамзина. В них содержалась история царствования Фёдора Михайловича, Борис Годунова, Фёдора Годунова и Лжедмитрия.

«Борис Годунов» стал своего рода итогом всего предшествующего творческого развития Пушкина. Он отказался от социального дидактизма, наследия просветительской литературы, и усвоил свойственное романтикам историческое и диалектическое мышление. В этой связи трагедия Пушкина демонстрировала принципы «истинного романтизма». Это « романтическая трагедия» , созданная по образцу романтически понятого Шекспира и его «хроник». По всем признакам она порывала с предшествующее классицистической традицией : в ней не было соблюдено ни одно единство ( действие перемещалось из России в Польшу, из палат Кремля в трактир). Сцены, написанные стихами, сменялись сценами, написанными прозой, драматические эпизоды сменялись комическими. Главная задача, ставшая перед Пушкиным, - понять действие исторического процесса, его механизм, законы, им управляющие. Эти законы формируются как следствие интересов различных социальных групп, представленных различными персонажами. Одни действующие лица виновны в смуте, вызывая её ( царь-узурпатор Борис Годунов, Дмитрий Самозванец), другие становятся их соучастниками – Шуйский, польская знать. Третьи участвуют в истории, но не ведают, что творят, или не имеют личного умысла – сын Курбского, Патриарх. Иные выступают свидетелями, и не участвуя в них, обсуждают его (люди из народа). Остальные – выступают в роли жертв ( дети царя).

Из них Пушкин выделяет 4 группы - Царь и его сподвижники, бояре во глав с Шуйским, дворяне и поляки, поддерживающие Самозванца и народ. В истории, по мысли Пушкина, действуют две силы - рациональная и стихийная, то есть иррациональная. С одной стороны, история – это столкновение интересов различных социальных групп, с другой – стихийная иррациональность Рока, Судьбы. Так, Борис Годунов, изначально, вне зависимости от его личных качеств и способностей, обречён на гибель. И если у Шекспира действие определяет конфликт личностей, то у Пушкина Борис не является жертвой боярских интриг, Самозванца или поляков. Борис мог бы справиться со всем этим – но он в воле Рока. Судьба преследует Бориса смертью царевича, и мнением народным. Поскольку именно они выступают орудием Судьбы, то народ мыслиться Пушкиным как иррациональное , которое не подчиняется рациональным и этическим законам. Хотя народ берёт на себя право морального суда, его оценки и правильны и ошибочны, в них чрезвычайно слаб сознательный компонент. Мнение народа изменчиво, ему нельзя доверять. Кроме того, народное мнение – темно. Чтобы выявить это, Пушкин вводит религиозную тематику, организуя действие вокруг воскрешения Дмитрия. Борису приходиться вести борьбу не только с реальными соперниками, но и « тенью» Дмитрия, народным суеверием. Все события в трагедии, образуя замкнутый круг, так или иначе связаны незримо витающей тенью убитого царевича.

В пору Пушкина народ представлялся загадкой, главное противоречие заключалось в сознании мощи народа и, одновременно, в рабском его терпении, раболепии. При разрешении этого противоречия можно было пойти либо по пути романтиков, либо классицистов, превратив героя в рупор авторских идей, или же придав моральное тождество с автором. Можно было, следуя Крылову, встать на позицию «мудрости народной», скрывая свою точку зрения, предпочтя оценку народную оценке просвещённого. Пушкин же понял род драмы как принципиально объективный. Её персонажи должны сами представлять действующих лиц, обладающих собственными характерами, а не кукол. Эффект убедительности тем сильнее, чем нагляднее представлено влияние автора.. Не автор должен руководить персонажем, скорее наоборот. Пушкин отвергает модернизацию персонажей, стремясь к максимальной стилизации времени и эпохи. Кроме того, пушкинское историческое художественное сознание держится на том, что в исключительных событиях действуют обыкновенные люди. Они ведут себя так, как подобает людям их сословия. Для того, чтобы выявить разницу характеров людей православной Руси и близкой к европейским взглядам Польши, Пушкин ярко сопоставляет их. Например, в сцене объяснения Дмитрия и Марины, - культ дамы, фонтаны, манеры и пр. Однако оставшись наедине с собой, Дмитрий всё равно мыслит по-русски – оставшись один, в минуту отчаяния, он восклицает « Бог с ними, мочи нет!». А как Горюет Ксения о женихе, говоря о любви так, как говорила бы любая русская девушка, занятая в своей половине дома, не принимающая участия в общественно-политической жизни. Гл. завоевание – рост национального самосознания ( сначала образ. – потом революции устраивать).

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >