Басенное творчество и.А. Крылова: феномен Крылова.

Русская басня впервые обрела свою оригинальность в творчестве А.П. Сумарокова, придавшего назидательно-дидактическому жанру сатирическую злободневность. Именно в сумароковских притчах был найден стих русской басни – вольный ямб с его раскованными интонациями живой речи. Лишь в басне Крылова слились воедино сатирическая злободневность, высокий нравственный пафос, стихия вольного просторечия и живость занимательного рассказа. Мерилом всех ценностей становится для него практический смысл и нравственное достоинство человека, живущего собственным трудом, а истина, мораль является выражением опыта поколений народа. Ряд басен Крылова восходит к Эзопу, Федру, Лафонтену. Но реалистическая точность поэта в передаче примет русского быта, драматургическое мастерство в раскрытии характеров басенных персонажей неузнаваемо преобразуют традиционную фабулу. К тому же за ней стоит нечто близкое русскому человеку в самом способе «распознавать вещи». Истина в басне Крылова обычно высвечивается при помощи «доказательства от противного»; здесь с иронией отвергаются потуги на главенство в мире грубой силы, хитрости, спесивого самодовольства. Сатирическую остроту крыловской басне придаёт её соотнесённость с теми или иными событиями реальной жизни, и в этом смысле сатирик неизбежно расширяет границы жанра, касаясь нередко сложнейших социальных явлений

и исторических событий. В лучших баснях Крылова нет ни медведей, ни лисиц, хотя эти животные, кажется, и действуют в них, но есть люди и притом русские люди.

Классификация басен:

  • 1. Моралистические: «Разборчивая невеста», «Ворона и Лисица», «Лягушка и вол», «Петух и Жемчужное зерно» (1808 г.), «Слон и Моська» (1809 г.);
  • 2. Народно-патриотические: «Ворона и Курица», «Волк на псарне», «Кот и Повар», «Щука и Кот», «Демьянова уха» (1812 г.);
  • 3. Сатирические: «Совет мышей», «Листы и Корни», «Волк и Кукушка», «Крестьяне и Река» (1812 – 1824 гг.), «Рыбья пляска», «Пёстрые овцы» (1820-е гг.).

Если басни 1806 – 1811 гг. утверждали право народа на главенствующую роль в государстве, разоблачали несправедливость общественных отношений, основанных на праве сильного («Мор зверей», «Волк и Ягнёнок», «Листы и Корни», «Лев и Комар»), а басни 1812 г. являются утверждением народного подвига. в позднейших баснях всё чаще появляются пессимистические ноты, хотя сама сатира становится нередко ещё более резкой.

Крылов-баснописец не стоял на позициях отрицания крепостнической монархии и не собирался своими баснями ниспровергать существующий порядок вещей. В основном, он сохранил просветительские взгляды, но с годами всё более проникался скептицизмом, убеждением невозможности изменить существующий порядок вещей.

Басня Крылова «Стрекоза и Муравей» восходит к басням Эзопа «Кузнечик и Муравей» и Лафонтена «La Cigale et la Fourmi». Уже Сумароков передал эту басню Лафонтена хореем. Крылов перенимает у Сумарокова рассказ о бедственном положении Стрекозы, отсутствующий у Лафонтена, однако передаёт его в дружески-фамильярном, легкомысленном тоне, в котором Стрекоза обращается к Муравью. В отличие от Лафонтена и Сумарокова, Крылов даёт в реплике Стрекозы подробное описание её летнего времяпрепровождения, рисуя его в таких ярких красках, в столь характерном описании русской природы, что Стрекоза сразу же воспринимается как живой персонаж, наделённый чертами легкомысленной, беспечной девушки.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >