Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Административное право arrow
Государственное управление и исполнительная власть

Принципы организации и деятельности органов исполнительной власти Российской Федерации.

В Конституции, других федеральных законах, иных нормативных актах закреплены наиболее общие принципы, характеризующие каждую без исключения ветвь государственной власти. Это органы законодательной, исполнительной и судебной власти, каждый их которых самостоятелен. Всем эти органам присущи общие начала, вытекающие из духа и буквы Конститу­ции Российской Федерации. Это, прежде всего основополагающие начала — принципы демократизма, федерализма, частично вы­борности, разграничения предметов ведения между органами законодательной, исполнительной и судебной власти, различия в статусе органов законодательной и исполнительной власти, гласности и некоторые другие. Перечисленные принципы в значи­тельной мере характеризуют глубоко демократический и циви­лизованный характер Российского государства и в то же время в недостаточной степени отражают специфику принципов орга­низации органов законодательной, исполнительной и судебной власти.

В соответствии с избранным нами предметом исследования мы акцентируем внимание на политико-правовой характеристике принципов и начал, присущих именно органам исполнительной власти.

В административно-правовой литературе имеются различные варианты перечня и трактовки принципов организации и деятель­ности органов исполнительной власти. В некоторых случаях прин­ципы государственного управления и органов исполнительной вла­сти по существу отождествляются, поскольку нередко не выде­ляются различия между государственным управлением и испол­нительной властью.

Органы исполнительной власти, как федеральные, так и субъектов Российской Федерации, базируются на значительно более широких и всеобъемлющих основаниях.

В ряде случаев либо обходят молчанием проблему принципов построения и деятельности органов исполнительной власти, либо касаются ее лишь косвенно, что едва ли соответствует цели и задаче всестороннего исследования специфики органа исполни­тельной власти. Иногда говорят о понятии, содержании и основ­ных принципах исполнительной власти, а не ее органов, что так­же едва ли можно признать правильным.

Либо упоминают следующие: народовластия; верховенства закона; разделения и взаимосдерживания властей; разграниче­ния полномочий федеральных и региональных органов (правда, неясно, какие органы относятся к региональным), законности, гласности, приоритета и гарантированности прав личности; феде­ративного устройства, централизации, дифференциации (разде­ления) и фиксирования функций. Набор принципов в таком случае оказывается весьма разветвлённым и сложным, подчас противоречивым и весьма разноплановым. Что свидетельствует об отсутствии системности в подходе к проблеме, игнорировании эле­мента соподчиненности и упорядоченности принципов. Вполне естественно, что возможны и другие подходы к анализу такого вопроса, как принципы организации и деятельно­сти органов исполнительной власти.8

По моему мнению, вопрос о принципах построения и дея­тельности государственных органов многоплановый, сложный, во многом дискуссионный

Названную проблему необходимо анализировать, руководству­ясь духом и текстом Конституции Российской Федерации, и в особенности ст. 10, в соответствии, с которой государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законода­тельной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Исходя из предыдущих рассуждений, а также ст. 3 ч. 2 Кон­ституции РФ следует сказать, что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Аккумулируя соображения, высказанные ранее другими ав­торами, попытаемся сгруппировать и представить в целостном виде систему принципов организации (построения) и деятельности ор­ганов исполнительной власти Российской Федерации. Речь идет именно об органах исполнительной власти, а не о какой-то нео­пределенной, абстрактной исполнительной власти вообще. В связи с этим представляем два общих замечания: во-первых, принципы не разделяются, искусственно не дифференцируются, а даются в консолидированном варианте; во-вторых, некоторые принципы, которые будут изложены ниже, вполне могли бы быть принципа­ми деятельности органов законодательной власти и органов судеб­ной власти.

Итак, в систему принципов построения и деятельности органов исполнительной власти входят:

  1. принцип федерализма;

  2. принцип правового регулирования (правовой основы) органа ис­полнительной власти;

  3. принцип системности этих органов;

  4. принцип централизации и децентрализации функций и реше­ния этой проблемы в самой системе;

  5. принцип дифференциации и фиксирования функций и полномочий;

  6. принцип законности;

  7. принцип профессионализма и компетенции;

  8. принцип гласности;

  9. принцип чередования функций и полномочий и передачи одной частью органов исполнительной власти другой её части некоторых своих полномочий;

  10. принцип взаимодействия и согласованного функционирования органов исполнительной власти с органами законодательной и судебной власти.

Хотя приведенная классификация несколько условна, в ряде случаев она позволяет по-новому взглянуть и на данную проблему в целом, и на систему, характер и специфику принципов, кото­рые характерны именно для построения и деятельности органов исполнительной власти

1. Принцип федерализма — это конституционное, широкое и глубокое начало, которое во многом обусловливает характер и специфику всего организационно-правового строения современ­ного Российского государства в целом, а не только органов ис­полнительной власти. "Элемент федерализма" применительно к. органам исполнительной власти непосредственно закреплен в ряде глав и статей Конституции Российской Федерации.

Принцип федерализма как одна из основ построения органов исполнительной власти глубоко и всесторонне сочетается с прин­ципом совместной компетенции Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

2. Принцип правового регулирования (правовой основы) орга­на исполнительной власти, — как и вся система исполнительной власти Российской Федерации, так и ее отдельные части, и орга­ны требуют соответствующего и эффективного правового регули­рования, т. е. наличия правовой основы.

Исходные, фундаментальные положения на сей счет содер­жатся в, самой Конституции, остальное, т. е. текущее, динамичное регулирование, касающееся органов исполнительной власти, — в федеральных законах, во множестве других нормативно-право­вых актов.

Например, в Конституции определены основы правового ста­туса органов исполнительной власти Российской Федерации: в ст. 10 — принцип разделения государственной власти на законода­тельную, исполнительную и судебную; в ст. 71. п. "г" предусмотре­ны система федеральных органов исполнительной власти, поря­док их организации; в гл. 4 содержатся нормы о взаимоотношени­ях Президента и органов исполнительной власти; гл. 6 целиком посвящена статусу Правительства Российской Федерации. В фе­деральных законах, нормативных указах Президента Российской Федерации, в постановлениях Правительства РФ содержатся многочисленные правовые нормы о статусе органов исполнительной власти, а также примерная структура органов краевой и областной администрации (управления, комитеты, от­делы).

Перечисленными и многими другими правовыми норматив­ными актами устанавливаются правовая основа соответствующих органов исполнительной власти, порядок их организации, право­вые основы компетенции.

3. Принцип системности органов исполнительной власти — до принятия нынешней Конституции Системность органов, в том числе органов государственного управления, рассматривалась как некая непреложная, имманентная самому общественно-политическому строю и действовавшей Конституции.

С принятием Конституции РФ положение несколько измени­лось. Теперь термин "система" применительно к государственным органам так просто не присваивается. Да и само понятие "систе­ма", а, следовательно, явление системности, применяется только по отношению к определенному кругу государственных органов. Например, термин "система" едва ли применим к органам законо­дательной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, поскольку и правовой статус, и наименования, и. по­рядок образования, и сроки легислатуры у них разные. Каждый законодательный орган имеет свои существенные особенности, что не позволяет говорить об их совокупности как о системе.

Несколько по-иному Конституция РФ решает вопрос о систе­ме органов исполнительной власти. Стремясь укрепить исполнительную вертикаль, Конституция Российской Федерации ввела термин "система", установив при этом определенные объяснения и ограничения, отражающие новые характер и условия, в част­ности, построения и функционирования органов исполнительной власти. Речь идет о ст. 77 ч. 2, которая предусматривает следую­щие особенности. Во-первых, речь идет о пределах ведения Рос­сийской Федерации и полномочий Российской Федерации по пред­метам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. И только учитывая указанный объем и определенные данной частью ст. 77 рамки, Конституция РФ уста­навливает: федеральные органы исполнительной власти, и органы исполнительной власти субъектов Российской Федераций образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации.

Словом, принцип системности требует дифференцированной интерпретации и применения к определенным видам государствен­ных органов, а именно к органам исполнительной власти.

4. Принцип централизации и децентрализации. Долгие годы при построении и функционировании органов исполнительной вла­сти основополагающим был пресловутый принцип демократичес­кого централизма. В новых условиях и с учетом демонтажа адми­нистративно-командной системы демократический централизм стал серьезным тормозом на пути коренных социально-экономических и политических преобразований, и новая Конституция отвергла его. Значит ли это, что отказались от элементов централизации и децентрализации, без учета которых не может функционировать ни одно демократическое, правовое и цивилизованное государ­ство? Конечно, нет. Необходимо только при построении и дея­тельности органов государственной власти, в том числе органов исполнительной власти, использовать разумное и сбалансирован­ное сочетание централизации и децентрализации.

Чтобы эффективно управлять (участвовать в управлении) общественными процессами (экономическими, политическими, со­циальными), необходимо, в организации управления применять элементы, как централизации, так и децентрализации, что позво­лит обеспечить в целом эффективность управления органов ис­полнительной власти.

Принцип централизации в системе исполнительной власти означает подчиненность нижестоящих органов вышестоящим ис­ходя из единства системы, руководство нижестоящими органами из единого центра.

Децентрализация означает закрепление в законодательном порядке предметов ведения и полномочий за тем или иным орга­ном (видом), которые он (они) должен осуществлять самостоятель­но, без вмешательства со стороны вышестоящих органов. При этом предметы ведения и полномочия не разбросаны па определенным "блокам".

Сказанное позволяет сделать общий вывод: сочетание цент­рализации с децентрализацией является в значительной степени оптимальным вариантом, принципом построения и функ­ционирования органов исполнительной власти с учетом чет­кого деления на федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Фе­дерации.

  • 5. Принцип дифференциации и фиксирования функций и полномочий. Каждый орган исполнительной власти наделён определёнными, свойственными только ему полномочиями. И в то же время его компетенция должна быть чётко зафиксирована, закреплена в определённых нормативно-правовых актах. Каждый орган исполнительной власти имеет свой правовой статус, в котором фиксируются задачи, функции, полномочия. Это положение пол­ностью относится к министерствам, государственным комитетам, комитетам, федеральным службам, другим органам исполнитель­ной власти. Фиксирование их функций и полномочий осуществля­ется в различного вида правовых актах: например, фиксирование функций Правительства — в Конституции и в Федеральном кон­ституционном законе о Правительстве; функций Конституцион­ного Суда — в Конституции и в Федеральном конституционном законе о Конституционном Суде; функций министерств — в По­ложениях (о Министерстве экономики; о Министерстве транс­порта; о Федеральной службе занятости и т. д).
  • 6. Принцип профессионализма и компетентности. Хотя дан­ный принцип можно считать всеобщим для любой из подсистем органов или ветвей государственной власти, для органов исполни­тельной власти в силу их характера, особенностей, функций, це­левого предназначения и других моментов, данный принцип име­ет особое значение. Если в целом характеризовать исполнитель­ную (исполнительную и распорядительную) деятельность, то ее условно можно подразделить на три разновидности (уровня).

Первая— это исполнительная деятельность общего характе­ра, общее руководство и управление, т. е. согласование, направ­ление, объединение, координация управленческой деятельности. В сущности, по содержанию эта деятельность может быть услов­но названа правительственной, т. е. это деятельность такого ха­рактера, который свойственен Правительству, Совету Министров, Кабинету Министров. Для ее осуществления функционеры, уча­ствующие в правительственной деятельности, а тем более зани­мающие достаточно заметные должности, должны обладать вы­соким уровнем профессионализма и компетентности, без ко­торых ни о каком эффективном общем управлении, согласовании действий, акций различных по характеру министерств, госкоми­тетов, других госорганов не может быть и речи, не говоря уже о направленной в целом на решение общегосударственных задач "штабной" деятельности.

Вторая— это в целом деятельность на межотраслевом уровне. По своему характеру и природе она близка к правительственной деятельности, но имеет свои особенности. Они состоят главным образом в участии в управлении в межотраслевой сфере, т. е. в экономике, статистике, в области финансов и кредита, труда, налогов таможенного дела, стандартизации и сертификации.

Третья— это наиболее разветвленное, отраслевое управ­ление. Оно охватывает в целом три сферы, в которые входят про­мышленность, строительство, агропромышленный комплекс, транс­порт и коммуникации.

К отраслевому управлению относятся все исполнительные отраслевые органы власти — министерства (образования, оборо­ны, внутренних дел, сельского хозяйства и продовольствия, здра­воохранения, транспорта, связи, путей сообщения, культуры, внешних экономических связей и многие другие); комитеты (по металлургии, машиностроению, кинематографии, рыболовству и многие другие). Отраслевое управление и сеть органов управле­ния соответствующими отраслями, входящими в сферы народно­го хозяйства, социально-культурного строительства, админист­ративно-политической деятельности, чрезвычайно подвижны и динамичны, а перечень органов управления отраслями постоянно видоизменяется, отражая процесс глубоких социально-экономи­ческих преобразований в России. К тому же термины "социально-культурное строительство" и "административно-политическая де­ятельность" весьма условны: не случайно наименования мини­стерств и других центральных органов постоянно меняются, отра­жая процесс приспособления исполнительной структуры к услови­ям развития экономики и социальной сферы в обстановке рыноч­ных отношений.

  • 7. Принцип законности пронизывает всю систему органов го­сударственной власти, в том числе и органов исполнительной вла­сти. Каждый из них действует на основе Конституции, федераль­ных законов, актов Президента и Правительства Российской Фе­дерации.
  • 8. Принцип гласности, обусловленный содержанием и духом Конституции, распространяется с известной спецификой на орга­ны всех трех ветвей государственной власти, в том числе и на органы исполнительной власти. Собственно, без открытости, глас­ности нельзя серьезно говорить о демократизме и правовом госу­дарстве.
  • 9. Принцип чередования функций и полномочий и передачи от одной части (подсистемы) органов исполнительной власти другой ее части (подсистеме) определенной части своих полно­мочий. Этот принцип юридически закреплен в ст. 78 ч. 1, 2, 3 Кон­ституции РФ.
  • 10. Принцип взаимодействия и согласованного функциониро­вания органов исполнительной власти с органами законодатель­ной и судебной власти. Этот принцип — следствие действия прин­ципа разделения властей и ряда других статей Конституции — ст. 71 п. «г», ст. 732 п. «н», ст. 73, 77 ч. 1, 2, ст. 80 ч. 2, раздел второй ч. 1 и др.
  • 11. Принцип участия граждан в формировании (избрании) органов исполнительной власти. В сущности, данный принцип закреплен в ст. 32 Конституции Российской Федерации и в теку­щем законодательстве. В частности, он проявляется при выборах глав администраций, краев и областей (губернаторов).
  • 12. Принцип контроля в процессе организации и функциони­рования органов исполнительной власти. Контроль — всеобщее начало, которое пронизывает все звенья механизма исполнитель­ной власти. Эта проблема требует отдельного анализа.

Таким образом, мы в целостном виде проанализировали ос­новные принципы организации и деятельности органов исполни­тельной власти, которые в совокупности характеризуют демокра­тизм и специфику механизма функционирования исполнительной власти в Российской Федерации.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ СКАЧАТЬ   След >
 

СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Государственное управление и исполнительная власть