ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЕ

Психологическая защита — это система стабилизации личности, направ­ленная на ограждение сознания от неприятных, травмирующих пережива­ний, сопряженных с внутренними и внешними конфликтами, состояниями тре­воги и дискомфорта. Для выполнения своих функций она использует спе­циальные механизмы: отрицание, подавление, рационализацию, вытеснение, проекцию, идентификацию, замещение, сновидение, сублимацию, отчуждение и другие.

Впервые понятие «защита» использовал 3. Фрейд в 1894 г. в своей ра­боте «Защитные нейропсихозы». По его первоначальным представлениям, механизмы психологической защиты являются врожденными, запускаются в экстремальной ситуации и выполняют функцию «снятия внутреннего кон­фликта», то есть выступают как средство разрешения конфликта между соз­нанием и бессознательным. В современной психологии представления о свя­зи защиты с экстремальными ситуациями и о смягчении с ее помощью кон­фликтов сохранились, а положение о врожденном разнообразии форм за­щиты у конкретного человека подверглось коррекции.

Свои фундаментальные положения о защите 3. Фрейд сформулировал в процессе лечения больных неврозами: обратимыми расстройствами, обуслов­ленными воздействием психотравмирующих факторов. При неврозе паци­енты жалуются на эмоциональные расстройства, нарушения телесных и ве­гетативных функций. В основе этой болезни лежит переживание человеком внутреннего конфликта — столкновения особо значимых отношений лично­сти с противоречащими им обстоятельствами жизненной ситуации. Неспособ­ность разрешить конфликт вызывает рост тревоги, внутреннего напряжения и дискомфорта. 3. Фрейд показал, что в этот трудный для человека момент активизируются специальные психологические защитные механизмы, кото­рые ограждают его сознание от неприятных, травмирующих переживаний. Включение механизмов защиты сопровождается субъективным ощущением облегчения — снятия напряжения. Впоследствии защитные механизмы ста­ли рассматриваться им не только как элемент психики людей, склонных к нев­ротическим реакциям или страдающих неврозами, но и как функции «Я» — сознательной части личности любого человека. При угрозе целостности лич­ности именно они отвечают за ее интеграцию и приспособление к реальным обстоятельствам. Постепенно большинство исследователей склонилось к вы­воду, что функциональное назначение и цель психологической защиты заклю­чается в ослаблении внутри личностного конфликта, обусловленного проти­воречием между инстинктивными импульсами бессознательного («Оно») и интериоризированными требованиями внешней среды («Сверх-Я»), усвоен­ными в результате социального взаимодействия. Ослабляя конфликт, защи­та регулирует поведение человека, повышая его приспособляемость и урав­новешивая психику.

Психологическая защита и копинг-поведение у детей ? 67

Стихотворение А. Барто «Сережа учит уроки» позволяет проследить вклю­чение психологического защитного механизма проекции в результате борь­бы между структурными компонентами личности школьника с целью ограж­дения его сознания от чувства стыда и вины.

Сережа взял свою тетрадь — Решил учить урок: Озера начал повторять И горы на востоке.

Но тут как раз пришел монтер. Сережа начал разговор О пробках, о проводке.

Через минуту знал монтер, Как нужно прыгать с лодки,

И что Сереже десять лет, И что в душе он летчик. Но тут опять зажегся свет И заработал счетчик.

Сережа взял свою тетрадь — Решил учить урок: Озера начал повторять И горы на востоке.

Но вдруг увидел он в окно, Что двор сухой и чистый, Что дождик кончился давно, И вышли футболисты.

Он был, конечно, вратарем, Пришел домой не скоро, Часам примерно к четырем Он вспомнил про озера.

Но тут Алеша, младший брат, Сломал Сережин самокат.

Пришлось чинить два колеса На этом самокате. Он с ним возился полчаса И покатался кстати.

И вот Сережина тетрадь

В десятый раз открыта.

— Как много стали задавать! -

Сказал он вдруг сердито!

Сижу за книжкой до сих пор И все не выучил озер!

Этот пример показывает, как в душе мальчика происходит борьба между его детскими желаниями, доставляющими удовольствие (игра в футбол, ката­ние на самокате) и социальными требованиями (быть примерным школьни­ком и выполнять все учебные задания). Детские желания доминируют в ущерб ограничениям социума, и это неизбежно приводит к возникновению внутрен­него дискомфорта. Именно в этот момент «Я», сознательное начало личности, включает защитный механизм проекции и тем самым пытается уравновесить противоречивые душевные тенденции. Проекция — это бессознательный пе­ренос собственных неприемлимых чувств, желаний и стремлений на другое лицо. Сережа все время отвлекался на приятные для него занятия, поэтому так и не смог «выучить озер». В такой ситуации он должен испытывать гнев и вину по отношению к себе — виновнику случившегося. Однако осознание собствен­ной ответственности за проступок для ребенка является травмирующим. И тог­да механизм проекции позволяет переложить вину на «другое лицо», учите­лей, рассердившись, что они стали задавать слишком много уроков.

Было показано, что включение защиты может привести не только к акту­альному облегчению, но и к появлению стабильных, длительно функциони­рующих структур, которые в дальнейшем будут активизироваться в сход­ных обстоятельствах. При этом вторжение защиты может сопровождаться фор­мированием специфических, «условно желательных», симптомов, которые во-

68 ? Глава 2

влекаются человеком в поиск выхода из ситуации, связанной с конфликтом, что тоже частично снижают внутреннее напряжение.

Расширение представлений о защите связано с именем дочери 3. Фрей­да — Анны Фрейд (1946). Она сделала попытку обобщить и систематизи­ровать знания о механизмах психологической защиты, накопившиеся к сере­дине 40-х годов XX века. А. Фрейд подчеркивала оберегающий характер защитных механизмов, указывая, что они предотвращают дезорганизацию и распад поведения, поддерживают нормальный психический статус личности. В базовую концепцию отца она внесла определенные коррективы: акценти­ровалась роль механизмов защиты в разрешении внешних (социогенных) кон­фликтов, а сами механизмы рассматривались не только как проявление вро­жденных задатков, но и как продукты индивидуального опыта и непроиз­вольного научения. Было сформировано представление о том, что набор за­щитных механизмов индивидуален и характеризует уровень адаптирован­ное™ личности. И, наконец, она дала первую развернутую дефиницию защитных механизмов: «Защитные механизмы — это деятельность „Я", ко­торая начинается, когда „Я" подвержено чрезмерной активности побуждений или соответствующих им аффектов, представляющих для него опасность. Они функционируют автоматично, не согласуясь с сознанием».

А. Фрейд разделила механизмы защиты на группы и выделила двигатель­ные, перцептивные, и интеллектуальные автоматизмы. Они обеспечивают по­следовательное искажение образа реальной ситуации с целью ослабления трав­мирующего эмоционального напряжения. При этом представление о среде ис­кажается минимально, то есть находится в предельно возможном соответствии с реальностью. В результате нежелательная информация может игнорировать­ся (не восприниматься); будучи воспринятой — забываться, а в случае допуска в систему запоминания — интерпретироваться удобным для человека образом. Всего А. Фрейд описала пятнадцать защитных механизмов. Она же наиболее полно проработала вопрос о последовательности их созревания. По ее мнению, первые созревающие у ребенка способы защиты связаны с отрицательным опы­том его спонтанного самовыражения. Невозможность свободно реагировать соз­дает у младенца энергетическое напряжение, которое порождает беспокойст­во и дестабилизацию образа «Я». А. Фрейд наметила приблизительную хро­нологию формирования механизмов психологической защиты. Возраст до одного года — это предстадия защиты. 1-2 года — опасности преодолеваются ребенком посредством отрицания, а также в виде тенденции к присоединению — проекции и имитации. Проекция и имитация связаны с выделением ребенком себя из окружающей среды, с при­писыванием среде всего болезненного и с принятием в себя всего приятного. От 2 до 3 лет преобладает тенденция к отделению. Имеют место вытес­нение (вначале — в форме подавления), замещение и интеллектуализация. Такие защитные механизмы, как регрессия, обращение против собствен­ной личности и замещение, — не зависят от этапов развития «Я». Они явля­ются модификацией активности побуждений и функционируют с тех пор, как функционируют и сами побуждения, то есть с момента, когда начинается кон-

Психологическая защита и копинг-поведение у детей ? 69

фликт между порывами «Оно» и каким-нибудь препятствием на пути их удовлетворения.

В связи с развитием речи и логического мышления, позднее, уже в млад­шем школьном возрасте, усиливается тенденция к присоединению и начина­ет развиваться компенсация как незрелая форма рационализации. Постепенно «Я» укрепляет свою власть над «Оно», и абстрактное логическое мышление становится основной характеристикой «Я». При этом все больше актуализи­руется сознание и усваиваются понятия запретного и разрешенного, обеспе­чивая забывание нежелательного опыта. Соответственно, формируется «хо­рошее» и «плохое» поведение. После 5 лет, вследствие формирования поло­вой идентичности и потребности в самопринятии, появляется сублимация, ко­торая неразрывно связана с усвоением нравственных ценностей.

В настоящее время большинство исследователей рассматривают психоло­гические защитные механизмы в качестве процессов интрапсихической адап­тации личности за счет подсознательной переработки поступающей инфор­мации. В этих процессах принимают участие все психические функции: вос­приятие, память, внимание, воображение, мышление, эмоции. Но каждый раз основную часть работы по преодолению негативных переживаний берет на себя какая-то одна из них. Включаясь в психотравмирующей ситуации, за­щитные механизмы выступают в роли своеобразных барьеров на пути про­движения информации. В результате взаимодействия с ними тревожная для личности информация либо игнорируется, либо искажается, либо фальсифи­цируется. Тем самым формируется специфическое состояние сознания, позво­ляющее человеку сохранить гармоничность и уравновешенность структуры своей личности. Такое защитное внутреннее неосознаваемое изменение рас­сматривается как особая форма приспособления человека к среде. Таким, образом, в настоящее время защита рассматривается не только как средство против тревоги, но также как способ поддержания непротиворечивого, пози­тивного чувства собственного «Я» [Романова Е. С, Гребенников Л. Р., 1996; Грановская И. М., Никольская И. М., 1999].

По мере накопления экспериментальных данных стала выявляться опре­деленная неоднозначность роли защиты. С чем связана эта неоднозначность? Первоначально защита проявляется в раннем детстве, когда формы общения и виды конфликтов со средой ограничены уровнем развития личности. Она предназначена для автоматичного приспособления к среде за счет самопро­текции. Однако во взрослом состоянии, при взаимодействии в расширенном социальном окружении, защиты только по типу автоматизмов бывает явно не­достаточно. Поэтому, если она не усложняется и не корректируется, то при оп­ределенных условиях может привести к дизадаптации личности.

Исследования показали, что организация защиты и ее способность проти­востоять вредным воздействиям (то есть выполнять свои функции) у разных людей не одинакова. Одних защита не ограждает и от того, от чего надо бы­ло бы защитить, а других ограждает настолько прочно, что в психику не про­сачивается даже значимая для личностного развития информация. В резуль­тате возникла необходимость различать нормальную, постоянно действующую

70 ? Глава 2

в нашей повседневной жизни защиту, выполняющую профилактические фун­кции, и защиту патологическую — как неадекватную форму адаптации.

Среди современных исследователей нет единства мнений по вопросу о том, сколько всего существует психологических защитных механизмов. В моно­графии А. Фрейд «Психология "Я" и защитные механизмы» (1993) опи­сано пятнадцать механизмов. В Словаре-справочнике по психиатрии, опуб­ликованном Американской Психиатрической ассоциацией в 1975 г., — два­дцать три. Обобщив список всего лишь двух классификаций, Л. И. Вассер-ман и соавт. (1998) в качестве примера приводят список из тридцати четы­рех механизмов психологической защиты.

Большой вклад в изучение психологической защиты и разработку мето­дов ее тестирования внес Р. Плутчик (1980). Он считает, что механизмы пси­хологической защиты являются производными эмоций, а эмоции определя­ются как базисные средства адаптации. Р. Плутчик выделяет восемь базис­ных адаптивных реакций: 1) самосохранение; 2) разрушение; 3) воспроиз­водство; 4) реинтеграция; 5) присоединение; 6) отвержение; 7) исследова­ние; 8) ориентация, которые, с его точки зрения, выступают как прототипы восьми базисных эмоций (страх, гнев, радость, печаль, принятие, отвращение, ожидание, удивление). Кроме того, он обратил внимание на то, что защит­ные механизмы характеризуются противоположностью (биполярностью) в той мере, в какой полярны лежащие в их основе эмоции (страх — гнев, радость — печаль, принятие — отвращение, ожидание — удивление). Таким образом, восемь базисных механизмов он сводит к четырем парам: подавление — за­мещение, реактивное образование — компенсация, отрицание — проекция, ин­теллектуализация — регрессия. Поскольку защитные механизмы являются * епроизводными эмоций, то они, по аналогии с эмоциями, классифицируются на базовые (отрицание, вытеснение, регрессия, компенсация, проекция, заме­щение, интеллектуализация, реактивное образование) и вторичные (к их числу относятся все остальные).

Определив зависимость проявления тех или иных механизмов защиты от этапа возрастного развития личности, особенностей конкретных когнитивных процессов и гипотетическую шкалу примитивности-зрелости отдельных за­щитных механизмов, Р. Плутчик выстроил их последовательность, которая, в порядке возрастания зрелости, выглядит так. В числе первых возникают механизмы, связанные с перцептивными процессами. Именно процессы ощу­щения, восприятия и внимания несут ответственность за защиты, связанные с невидением, непониманием информации (перцептивные автоматизмы). К этой группе относятся отрицание и регрессия, а также их аналоги. Они вы­ступают как наиболее примитивные и характеризуют «злоупотребляющую» ими личность как эмоционально и личностно менее зрелую. Затем возника­ют защиты, связанные с процессами памяти, а именно с забыванием инфор­мации (вытеснение и подавление). Самыми последними, по мере развития процессов мышления и воображения, формируются и наиболее сложные и зрелые виды защит, связанные с переработкой и переоценкой информации (интеллектуализация).

Психологическая защита и копинг-поведение у детей ? 71

Структурная модель эмоций — механизмов защиты — диагнозов

Рис. 5. Структурная модель эмоций механизмов защиты — диагнозов.

Преобладание у человека какого-либо защитного механизма может при­вести к развитию ряда черт и акцентуаций личности. С другой стороны, люди с теми или иными индивидуально-психологическими свойствами склонны доверять конкретным защитам. Определенный механизм защиты как средство искажения реальности может характеризовать серьезные лич­ностные нарушения. Р. Плутчик, Г. Келлерман (1979) предлагают специ­фическую сеть взаимосвязей между различными уровнями личности: эмо­циями, защитой и диспозицией (наследственной предрасположенностью к психическим заболеваниям). Так, высоко критичная и подозрительная к окружающим параноидная личность, ощущая собственную неполноцен­ность, защищается проекцией. Агрессивная личность, основной эмоцией ко­торой является гнев, использует замещение и направляет агрессию на бо­лее безопасный объект. У внушаемой и некритичной истерической лично­сти преобладает отрицание. Пассивный личностный тип (робкий, зависимый, безынициативный, склонный к избеганию проблем и уходу в себя) защи­щается от страха — самой характерной для него эмоции — с помощью по­давления и вытеснения (рис. 5).

72 ? Глава 2

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >